Прямая речь Владислав Бэнович Аксенов
15.11.2018

Об археографической небрежности

Дискуссия

Об археографической небрежности.

 

В 2014 г. в издательстве "Кучково поле" вышла публикация дневника П.Е. Мельгуновой-Степановой, подготовленная В.Д. Лебедевым, сопровождаемая, как и положено, предисловием, включающим историко-биографическую и археографическую части. Однако если к первой части вопросов нет, то вторая игнорирует ряд важных синтаксических особенностей дневника.

Собственно обратиться к первоисточнику и проверить археографическое описание публикации меня заставила одна запись от 7 (20) июля 1918 г.: "Расстрелян Николай II (с семьей) в Екатеринбурге". Знать о том, что расстреляна вся семья, Мельгунова не могла (19 июля в Правде Свердлов сообщил о расстреле Николая Романова, но было отмечено, что остальные члены семьи находятся под охраной в безопасности), при том что в случаях, когда она упоминала сомнительную информацию, то указывала "по слухам", "по разговорам" и пр. Поэтому возникло предположение, что помещенное в скобки уточнение было вписано позже (только осенью 1918 г. стали появляться слухи о расстреле всей семьи). В этом случае оно должно было бы идти на полях или над строчкой. К моему удивлению, слово "с семьей" было вписано в строчку, однако обращали на себя внимание следующие обстоятельства:

1. Дневник написан ровным почерком, с одинаковым размахом и наклоном (Лебедев обратил на это внимание, но отнес на счет редакторского опыта Мельгуновой); 2. Особенности почерка, чернила в последних и первых предложениях идущих друг за другом записей, датированных с разрывом в несколько недель, идентичны, как будто они писались за один раз; 3. Мельгунова использует своеобразную систему круглых и квадратных скобок, в которых поясняет, уточняет отдельные места дневника.

Первые два пункта позволяют предположить, что хранящаяся в ГАРФ рукопись - не оригинальный дневник, а его авторская копия, начисто переписанная Мельгуновой для последующей публикации (тем более что там имеется правка, сделанная карандашом рукой С.П. Мельгунова). Это предположение объясняет систему скобок. Дело в том, что упомянутая констатация расстрела "с семьей" дана в квадратных скобках (в публикации Лебедева проигнорирована эта особенность авторского синтаксиса и все скобки Мельгуновой напечатаны круглыми), в то время как некоторые другие уточнения идут в круглых. Мельгунова очень педантично, сознательно расставляла круглые и квадратные скобки, используя их в записях одного дня. Так, например, в тот же день 7 (20) июля она записала: "Они забрали все нужное (большевики мигом удрали - очевидец Князев) и ушли", и чуть далее: "Кривошеин стоял во главе немецкой партии в Москве - возвести Алексея [на престол]". Иногда в одном предложении квадратные скобки соседствовали с круглыми или давались внутри последних: "Убийство Мирбаха [по сведениям] от участников (Блюмкин - убийца - бывший член нашей партии [нар. соц.] мы же его и спасали)". Как видно, квадратные скобки заполняют смысловые пропуски - "Алексея на престол", "по сведениям от участников", - в то время как круглые скобки, согласно правилам правописания, выделяют предложения, дополняющие мысль автора. Так как пропуски в некоторых случаях выступают результатом стилистической небрежности, и вместе с тем в дневнике есть редкие места, в которых Мельгунова исправляет зачеркиванием отдельные стилистические ошибки, напрашивается объяснение, что в квадратных скобках автор рукописи отмечала уточнения, вставленные позже того, как была сделана первоначальная запись (вместо того, чтобы исправить предложение, как это она делала в других местах). Тем самым Мельгунова пыталась сохранить археографические особенности собственного дневника, фиксируя разное время его редакции. Этот вывод согласуется с предположением о том, что имеющаяся рукопись является авторской копией первоначального дневника, а также объясняет, почему информация о расстреле всей семьи дана в квадратных, а не круглых скобках, или не написана без таковых.
В любом случае игнорирование Лебедевым синтаксических особенностей рукописи является недопустимым, так как способно ввести читателя в заблуждение и привести к неверной интерпретации того или иного свидетельства.