Прямая речь Иван Иванович Курилла
18.08.2016

Память о репрессиях и сопротивление ей в российском обществе

В свежей колонке на Слоне я рассуждаю о том, как объяснить активное неприятие частью российского общества инициатив по коммеморации жертв репрессий, и выражаю сомнение в том, что это объяснимо действиями «потомков палачей».

Стоит, наверное, немного углубить мысль, которая в статье оказалась лишь мельком упомянута, в контексте того, что «невозможность релятивизировать террор становится раздражителем для части общества, играющей по правилам социальной памяти традиционного общества».

Мне представляется эта мысль важной сама по себе. Хотя технологии массовых репрессий и государственные возможности для их проведения – детище XX века, то есть репрессии относятся к практикам эпохи модерна, - отношение к ним и их последствиям в российском обществе воспроизводит скорее традиционную, архаическую структуру социальной памяти. Именно традиционная социальная память настроена на забывание, а не «проработку» трагических событий, именно в архаике личное бесспорно подчинено общему, и государство легко представляет себя этим «общим». В этом контексте память о репрессированных бросает вызов структурам, настроенным на скорейшее забывание и на вытеснение личных трагедий «общей судьбой». Именно эти архаические элементы российского общества ведут борьбу с проработкой трагедии, - борьбу беспощадную, но заранее проигранную.